Главная | Регистрация | Вход
          
                Рисунок 1.Этнографическая карта Витебской губернии А.А. Сементовского 19 в.
 
          Культурно-исторический регион восточной части Латвии – Латгалия - долгое время развивался в отрыве от остальной части территории. Она считалась частью Беларуси, и для развития этого края были характерны те же особенности, что и для всех белорусских земель.
          Общая историческая судьба на протяжении нескольких веков, сходство быта, обычаев,  процессов развития, языка, другие жизненные черты дают основание рассматривать Латгалию 18-го начала 20-го века как часть Беларуси и её коренное население - как латышское национальное меньшинство.
          Расселение латышей на белорусских землях проходило в основном после крестьянской реформы 1861 года и проведения в 1866 году Динабургско-Витебской железной дороги. После отмены крепостного права имения потеряли дешевую рабочую силу, что уменьшило ежегодный доход и многих владельцев довело до распада хозяйства и банкрота. Это заставило помещиков обратиться к сдаче имений в аренду, закладыванию их и даже продаже. Через агентов и посредством объявлений в латышской печати, помещики Беларуси обратились к латышским крестьянам, предлагая землю как в аренду, так и на выкуп, землю в имениях, фольварках и необработанную лесную, обещая различные облегчения и послабления. Это и побудило латышей, у которых не было своей земельной собственности и хоть в какой-то мере независимой хозяйственной жизни, попытаться устроить такую в чужом краю, арендуя или выкупая русскую землю. В 40-е годы 19-го столетия нищета латышских крестьян была такая страшная, что они вынуждены были питаться кореньями и растениями. Выход с такого положения многие видели в эмиграции.
          Согласно данным 1869-1870 годов в населенных пунктах Витебской губернии проживало более 176 тысяч латышей, что составляло 19,8% от общего количества населения. Они жили компактными группами на территории всей Витебской губернии. В конфессиональных отношениях латышское население  было очень пестрым. Наряду  с католичеством и православием были распространены также лютеранство и старообрядчество. Более 80% латышей придерживались католической веры. Лютеране составляли 14,5%, православные - 1,1%, старообрядцы – 0,6%. Переход латышей-католиков в православие происходил главным образом в 70-е годы 19 века во время активного проведения русификаторской политики. 
          В Витебске, как центре проживания латышского населения, существовало центральное латышское бюро. Регионом компактного проживания представителей этой национальности являлись Лиозненский и Высочанский районы, вошедший в 1931 году в состав Лиозненского. Здесь было довольно много неосвоенных и относительно недорогих земель.
          Первая партия латышей из 24 семей приехала в Оршанский уезд Могилёвской губернии в 1870 году из уездов  Лифляндской губернии. Переселенцы купили у помещика Григория Богомольца за 12 тысяч рублей Выдрейскую усадьбу – 13690 десятин угодий и зарегистрировались  как община. Поселившиеся здесь с помощью Крестьянского банка безземельные крестьяне-латыши благодаря своему трудолюбию и энергии сумели на месте непроходимых лесов и болот создать крепкие хозяйства. Выплатив банку ссуду, они считали себя собственниками земли.
          Переселившиеся латышские крестьяне приобрели  участки не только в Выдрее, но и в деревнях   Уно, Стасево, Буи, Бржезово, Глоданки, Горбово.
          С 1873 года на окраине Веляшковичского прихода, в 10-13 верстах от Свято-Николаевского храма, поселилось около 70 семейств латышей – выходцев из Лифляндской губернии. Они стали селиться особняком  вдали от местного населения, в темных лесах имения Глоданки… Вместо лесных угодий имения вскоре появились  новые добротные фермы переселенцев, «да правый угол этих жилищ не украшался ликом Божиим и святых Его угодников…». 
          При назначении на службу в православный храм села Веляшковичи в 1882 году священника Никанора Сивицкого его обязали научиться латышскому языку  хоть в небольшом объёме, чтобы совершать на нем раз в месяц богослужения и духовные требы для поселившихся здесь приезжих. И священник приложил к этому послушанию много усилий. Дело сдвинулось. «С сего времени духовный мрак этой части пасомых в Веляшковичской церкви  стал просветляться», - написано в документах того времени.
          Вначале обычное любопытство, затем присущая латышам любовь к пению, а потом и осмысление  богослужений и треб стали привлекать в церковь не только православных латышей, но и лютеран.
          На сайте Латвийской национальной библиотеки есть вот такие сведения по латышам в Беларуси. «Земледелец»,09.07.1914. "Латышские колонисты Могилевской губернии».«... В Могилёвской губернии много латышских колонистов. Колония Выдрея – у станции Выдрея Риго-Орловской железной дороги. Лиозно – 2 православные церкви, одна для русских, другая для латышей. У латышей богослужения проходят дважды в месяц. В Лиозно своя школа, построена 11 лет назад, но уже несколько лет стоит закрытая, так как нет учителя. Лиозно посещает Могилевский пастор, который проводит службы в школьном доме. Насколько большой здесь приход, можно видеть из примера, что на исповедь однажды явились 259 человек, и конфирмацию прошли одновременно 11.
          ... В Оршанском уезде, вблизи от Рига-Орловской железной дороги, особенно между станциями Выдрея и Крынки, латыши купили около 20 поместий. Латышский язык у этих станций слышен чаще, чем русский. Некоторые колонии основаны уже в 1866 году, но больше всего латышей хлынуло сюда в 1880 -1890 годах. После цены на землю принялись расти, так как местные русские последовали примеру латышей и стали покупать землю отдельными участками. 
          К старейшим Белорусским колониям надо причислить: Выдрея, Могилевская губ. - 1871, 46 дворов; Манулки, Витебская губ.Королевская волость - 1872, 35 дворов; Рамшино, Могилёвская губ., 1874, 10 дворов; Глоданки, Витебская губ., 1873, 41 двор; 
          ... С 1882 года, когда начали работу земельные банки, покупка земли была облегчена. К тому времени почти все прежние хозяева свои поместья-фольварки уже заложили как в привилегированных дворянских, так в земельных и прочих банках; поэтому латышским покупателям оставалось только взять на себя долгосрочные обязательства, числившиеся за этими поместьями или фольварками. Все это стимулировало появление новых колоний: Михалиново, Витебская губ. - 1885, 18 дворов; Матушево, Могилёвская губ. - 1887, 41 двор; Уно, Витебская губ. - 1887, 55 дворов; Лашнева, Могилевская губ., 1885, 9 дворов;  Стасево, Витебская губ. , 1888. g., 2 двора; и много еще других латышских колоний и поселений: Заольша, Старины, Поддубье,  и др...
          Лашнево принадлежавшее помещику Шпырко было куплено латышскими крестьянами в 1885 году за 20 тыс.рублей. Все имение более 585 десятин земли, в основном леса.
          ...В хозяйствах колонистов-землевладельцев, у хозяев которых изначально было больше средств, чем у других, через 6-8 лет с трудом можно было признать те залоги и заброшенные поля, которые купили латыши. Неплодородные поля через интенсивное удобрение превратились в плодородные, зачастую дававшие урожай втрое больший, чем поля окрестных белорусских крестьян."
          "Латгальский вестник», 25.11.1938. «... Новые способы обработки земли местные жители впервые увидели именно у латышских колонистов. Их хозяйства в полном смысле слова стали образцовыми опытными хозяйствами, и некоторые местные от них много переняли. Через 15-20 лет практичного хозяйствования повсюду в латышских колониях были видны возделанные поля, луга и плодовые сады с ладными хозяйственными и жилыми постройками. На травянистых пастбищах паслись выращенные ими стада – коровы и мелкий скот. Там, где раньше росли столетние осины, ели, ольха и другие деревья, теперь золотились поля ячменя, ржи и пшеницы. Болотистые, заросшие ивняком низины превратились в богатые травой возделанные луга. Многие латышские дворы со всех сторон окружали лиственные и декоративные деревья и плодовые сады.
          ...Некоторые из колонистов занимались ремеслом – или полностью, или как подработкой к своему хозяйству. Были плотники, каменщики, кузнецы, столяры, сапожники, портные и т.п. Почти в каждой колонии был свой ремесленник, например в Буях портной Забакс и плотник Зиебергс, в Уне столяры Брамшмитс и Дишлер, в Михалинове кузнец Стипниекс, столяр Баугис, плотник Балиньш и портной Зузанс, в Палеоновке каменщик и маляр Деркевич. Ремесленники выполняли главным образом заказы колонистов, но некоторые получали заказы и от помещиков или русских чиновников. Работы ремесленников отличались прочностью и красотой.
          Православные богослужения на латышском языке в русских церквях проходили регулярно, примерно раз в месяц в церквях Лиозно, Веляшковичи, Погостища др., где на службу стекались латыши окрестных колоний. Например, в местечке Лиозно церковь посещали латыши из Старин, Марцутково, Матушева, , Буев, Уна и т.д. Веляшковскую церковь посещали практически только колонисты из Глоданок, Михалинова и Паленовки, в церковь в Погостище приходили жители Лашнева, Рамшина, Грищонок, Стасева, Выдреи, Киселевки и др. Число православных латышей в окрестностях Витебска до революции достигало 40% от общего числа колонистов".
          В 1894 году   Григорий Нарбут, священник Велешковичской Свято-Николаевской церкви, подал рапорт на имя Епископа Полоцкого и Витебского Александра с просьбой оказать архипастырскую помощь на строительство русско-латышской церковно-приходской школы, чтобы здесь могли обучаться и прихожане-латыши Свято-Николаевской церкви, исконно православные и недавно перешедшие  из лютеранства в православие.
          Кроме того, в пределах Веляшковичской волости жили  православные латыши Оршанского уезда, которыми заведовал священник Андрей Кедров, а также 40 семейств лютеранского вероисповедания. Все они очень плохо владели русским языком. Ежегодно к православию присоединялись 2-4  лютеранина. Эти людям не был присущ фанатизм в вере, отличающий других иноверцев, и школа очень бы помогла в этом богоугодном деле.
         Для удержания латышей в православии и обращении лютеран в эту веру необходимо было, во-первых: проводить Богослужения на родном для них языке, во-вторых: открыть для обучения их детей школы, чтобы воспитать в молодом поколении любовь к православию.      
          К этому времени в Веляшковичах уже 30 лет, с  1864 года, действовало народное училище, но помещений в нём было мало и для школы места не было.        
          На постройку здания церковно-приходской школы был установлен размер взноса в 50 копеек со всех православных латышей Веляшковской волости, Оршанского уезда отца Андрея Кедрова и латышей-лютеран. Пожертвования эти для того времени были велики, но их катастрофически не хватало, и недостающие средства на строительство были выделены Епископом.
          Школьное здание было построено в 40 саженях от храма, на возвышенном и сухом месте, на каменном фундаменте, из елового леса, крыто гонтом, размером 12 х 4 саженей.             
          5 ноября 1985 года  состоялось освящение нового здания для русско-латышской церковно-приходской школы. В школе обучалось 74 ребёнка: 48 мальчиков и 26 девочек; православных – 50, лютеран – 24. 
          Согласно «Отчету о церковно-приходских школах Могилёвской епархии за 1890-1891 учебный год» церковно-приходские школы Лиозненского латышского прихода работали  ещё:
- в селе Мартюхове,  учитель – псаломщик Андрей Юрьевский (учащихся 10 мальчиков и 4 девочки).
- в селе Погостище, учитель – псаломщик Яков Бирбаум , законоучитель – священник Андрей Кедров (учащихся 31 мальчик и 6 девочек).
          "... С ростом материальной независимости во многих колониях начали постройку школ на средства самих колонистов, обычно одну школу строили сообща латыши нескольких колоний. Например, Лашневскую (Погостищевскую) латышскую школу совместными силами строили колонисты из Лашнево, Рамшина, Жилинщины, Выдреи и др.; Веляшковскую школу строили колонисты из Михалинова, Глоданок и Палёновки; в местечке Лиозно латышскую школу строили совместными усилиями окрестных колоний, со значительной денежной помощью способствовавшего национальному движению отца Зариня". 
          Латыши занимали третье место (после белорусов и евреев) среди преобладающих национальностей Лиозненщины. Они проживали во всех сельсоветах района, но большинство таких колоний были сосредоточены в Уно, Выдрее, Стасево, Михалиново, Глоданках, Добромыслях, Горбово (в Горбовском сельсовете проживали также эстонцы). По требованию  латышей было принято решение о созыве окружной конференции, поднявшей вопрос об  организации национальных сельсоветов. В 1926 году был организован Уновский национальный латышский сельсовет.
          В Высочанском районе латыши также занимали третье место (после белорусов и поляков) среди преобладающих национальностей района. В 1925 году в Крынковском сельсовете, в несуществующей уже сейчас деревне Лашнёво, была создана латышская сельскохозяйственная коммуна. Латышским населением также было организована два сельскохозяйственных кооператива: в Лиозно и  Михалиново.
          Культурный уровень латышей был высоким, почти все они читали и писали на родном языке. Среди них было большое количество людей со средним и даже высшим образованием. В Высочанском районе имелись две латышские школы: в деревне Костеево Костеевского сельсовета и деревне Лашнево Крынковского сельсовета. Лашневская школа была семилеткой и являлась единственной в Беларуси латышской с расширенной программой обучения для латышских детей.
          Из "Могилёвских епархиальных ведомостей" за 1903 год: "13 февраля, резолюцией его Преосвященства, священник Лиознянской Вознесенской церкви, заведовавший православными латышами, Андрей Кедров, по состоянию здоровья был за штат. На его место был назначен Петр Лацар, окончивший курс Рижской духовной семинарии".
          Из воспоминаний Стояновой М.Д.: «Больше всего латышей проживало в деревне Уно и в Уновском сельсовете. В Уно размещалась Уновская латышская семилетка, а также Уновская ШКМ (школа колхозной молодежи). В белорусской школе обучалось примерно 170 учащихся. При латышской шко­ле, где было около 300 учащихся, был интернат для детей из отда­ленных деревень Горбовского, Глоданского, Сутокского и других сельсоветов. Возглавлял латыш­скую школу со дня её основания Григорий Иванович Вейс, участник гражданской войны, выпускник высшей партийной школы. Он сплотил талантливый учи­тельский коллектив. Уновская латышская школа считалась луч­шей среди национальных школ страны. В 1939 году латышская школа была закрыта. Латыши, хотя и были расселены по всему райо­ну, продолжали поддерживать между собой тесные контакты". Первая в Беларуси спичечная фабрика была основана в имении Уно в 1863 году и просуществовала до 1885 года. Она принадлежала Рижскому акционерному товариществу. 
          Согласно «Памятной книге Могилёвской губернии: 
  • за 1895г.: в местечке Лиозно был Лиозненский латышский приход, в который входило 739 мужчин и 766 женщин.
  • за 1908г., 1910г.:  в Лиозненской Вознесенской церкви заведовал православными латышами священник Петр Иоаннович Лацар, православный, окончивший духовную семинарию.
          В  Лиозно существовало православное латышское братство. Братства возникали в Православной Церкви в наиболее трудные периоды ее истории с целью защиты православия и объединения активных прихожан вокруг священников. Причинами обращения к этим организациям послужили усиление старообрядчества, рост сектантства, польского национализма и сепаратизма, появление опасных антиправославных тенденций в жизни общества. Возглавляли братства советы, состоящие из председателя, его товарища, членов совета, казначея и секретаря. Председателем лиозненского латышского братства был Петр Лацар, казначеем – Яков Чендер, православный, проживавший в имении Уно; секретарём – учитель Кирилл  Янсон, православный.
          За сравнительно короткий срок своего служения в должности заведующего православными латышами Могилёвской епархии с 1903 по 1912г.г.  Петру Лацару  удалось достигнуть значительных результатов: преобразовать Погощанскую латышску одноклассную школу, основанную в 1907 году - в двухклассную, обзавестись школьными зданиями. Также была преобразована в двухклассную и латышская одноклассная школа в м.Лиозно, открытая в 1884 году одновременно с латышским приходом. В 1902-1903г.г. из-за недостатка помещения она практически прекратила свое существование. Благодаря стараниям о.Лацаря она также обустроилась новыми помещениями (в 1906, а затем после пожара школы - в 1910г.).
           К участию в жизни своих школ Петр Лацар сумел привлечь прихожан путем организации школьных братств. Исключительно за счет школьного латышского братства для Погощанской 2-х классной школы построен флигель для учителей. На обустройство зданий Лиозненской латышской школы было выделено братством 800 руб.
          Священник Петр Иоанович Лацар, заведующий православными латышами Могилёвской епархии, скончался от паралича сердца 20 декабря 1912 года.
  • за 1915 год:  православными латышами в Лиозненской Вознесенской церкви заведовал священник Кирилл Канеп, православный, окончивший духовную семинарию. Продолжало работать православное латышское братство, его председатель – Кирилл Кириллович Канеп.
          В 20-х годах ХХ столетия лиозненской латышской православной общине была сдана в аренду церковь во имя равноапостольной Марии Магдалины (Мариинская церковь) в местечке Лиозно. Богослужение здесь проходило на латышском языке.
          Согласно "Списку служащих религиозных культов, зарегистрированных Витадмотделом по Лиозненскому и Высочанскому районам на 1 октября 1928г.» священником латышского православного прихода служил Бренч Андрей Петрович. 
Аустрин Карл Яковлевич - диакон в латышском приходе местечка Лиозно.
 
Родился он в 1878 в деревне Звендеры Фридрихштадтского уезда Курляндской губернии. Получил образование в сельской школе. Занимался земледелием, батрачил. В 1930 году проживал в деревне Буи Лиозненского района Витебского округа.14.03.1930 был арестован Витебским окротделом ГПУ. В 1958 году- проживал в деревне Зубки Лиозненского района Витебской области. 07.05.1958 - реабилитирован Военным трибуналом БВО.
 
Лепин Иван Мартинович - латышский священник и учитель в Рижском уезде.
 
С 1918 - проживал в Лиозно. С 1926 служил  псаломщиком в Лиозно.16.06.1930- постановлением Тройки при ПП ОГПУ по БВО приговорен к заключению в концлагерь сроком на 5 лет. С 1928 - счетовод, заведующий красным уголком в с.Буй, казначей Буевской коммуны им.Ворошилова.
 
          «После революции 1917-го года часть латышей сразу же уехала в Латвию, а оставшихся раскулачили и отправили в ссылку. Многие из них оттуда никогда не вернулись. Сейчас в нашей местности остались лишь названия хуторов: Анкиянов, Альсмиков, Авзин, Прейсов, Вузич  и т.д.» (Из воспоминаний Г. Агнищенко).
 


 

 
Приветствую Вас, Гость!
Регистрация | Вход